Знакомство - Лада V. ОДИНЦОВА
Знакомство - Лада V. ОДИНЦОВА
Россия,

  • Автор Лада V. ОДИНЦОВА
  • Скачать произведение znakomstvo.pdf [141,59 Kb] (cкачиваний: 5)
  • Аннотация
    Знакомство - Лада V. ОДИНЦОВА

    ЗНАКОМСТВО

    ( заметки наспех )

     

    Лада V. ОДИНЦОВА Когда в нашем "расейском" общественном транспорте пассажиры стали мне уступать место, я поверила в конце концов в то, что состарилась.

     

    А когда по случаю 45-летнего юбилея моей творческой деятельности Мэр Москвы распорядился подарить мне ноутбук (которым я никак толком не овладею), то я убедилась в том, что я - не просто старая, но даже древняя: перенесло же меня как-то по волнам времени из одной цивилизации ( советской, коммунистической) в другую - компьютерную!..

    Ноутбук наводит на меня состояние панического страха: страшно оттого, во-первых , что я чересчур уж старая и древняя для столь волшебной игрушки!

    А во -вторых, страшно от того, что мой профессиональный писательский труд, которому училась я только как минимум два десятилетия ради постижения всех тайн ювелирного писательского мастерства нежданно-негаданно взял да и обесценился!..Обесценивание писательского ремесла произошло по причине возникновения компьютерной графомании - особого явления из псхиатрической области ИГРОМАНИИ, иными словами : новой формы игровой зависимости. Графомания (она же - игромания) есть разновидность психического расстройства, как это понятие расшифровывается Медицинской Энциклопедией. Поэтому мне - профессиональному Идеологу (чем являлся специально обученный советский писатель в 20-ом столетьи) совершенно неуютно да и неловко вдруг оказываться в компьютерной толпе игрозависимых графоманов, для которых Писательство отнюдь не является ни трудом,подлежащим строгой нравственной ответственности, ни ремеслом, требующим огромного количества профессиональных знаний и навыков, ни вообще тем магистральным обстоятельством судьбы, которое направляет и формирует движение всей жизни. Графомания есть мания складывать из слов фразы и абзацы подобно тому, как дети азартно и вдохновено строят из разноцветных кубиков свои сооружения,- т.е. графомания отнюдь не является искусством, тогда как Литературное Творчество есть разновидность Искусства. Но для того, чтобы заниматься искусством литературного жанра необходимо множество условий, начиная с полноценной и добросовестной гуманитарной образованности человека, затем с обнаружения в нем талантливости , которая нисколько не совпадает с восторженным мнением преподавательницы русского языка и литературы , потому что КРИТЕРИИ ТАЛАНТЛИВОСТИ установлены другими специалистами - а именно выдающимися мастерами литературного жанра , о которых я повествововала в своем двухтомнике эссеистики: "КАМЕРТОН" и "ЭПИЗОДЫ..." Критерии Талантливости известны исключительно литературным профессионалам - причем, бескорыстным профессионалам старой закалки, но вовсе не новым беллетристам и рифмотворцам, ориентированным на поиски популярности, славы или на коммерцию.По этому поводу приведу пример из рекламных листовок, раздаваемых возле метрополитена: в листовках обещают сделать человека ( даже бездарного от природы) Художником за один учебный урок! Поскольку лично я рисовать не умею (кроме любительских каляк-маляк), то любопытство привело меня на такой урок, чтобы понять, как это возможно, если брат мой - профессиональный живописец академического склада - овладевал тайнами изоискусства больше 20 лет ? Халтурщик - педагог раздал ученикам пластиковые досточки, гуашь, банки с водой и показал фокус, как надо макать палец в воду , потом в гуащь для того. чтобы намазюкать на доске небо, море , скалы и волны. У всех получились "шедевры"в 5 минут! И все стали , с позволения сказать, художниками-абстракционистами. Одна я лишь наблюдала в сторонке эдакое шоу для самообольщенных "живописцев" и вздыхала о профанации Изоискусства. Абсолютно то же самое происходит сегодня и в творческом жанре Литературы.

    А ведь еще в начале 20-го столетья писательский труд считался священнодейством.! Несмотря на то, что Теория Творческого Метода Соцреализма в СССР поглумилась над писательским священнодействием ( я повествовала об этом в мемуарной книге "Писательство как миссия"), истинное писательское ремесло продолжало сохранять классические требования и традиции, которые пришлось мне сообщить начинающим любителям литературного творчества в нескольких своих литературоведческих книгах подряд. И вот появился компьютер и превратил наше ювелирное священнодействие в машинно-бухгалтерское бумагомарание, а точнее сказать : превратил писательство в "мазюканье словесной гуашью по пластиковой доске" -т.е. по компьютерному экрану. Таким образом писательская профессия Изящного Мышления по сути дела обесценилась едва ли не до уровня заборных надписей: в ней стало нормальным явлением присутствие нецензурной брани и другого грязного сквернословия, сделались нормальными антиэстетизм ,низкое бесстыдство поведения , целенаправленная дезинформация (например, ложь о непогрешимости Сталина )и т.д. и т.п.

    И вот воля Божия перенесла меня по волнам времени из 20-го столетья в 21-ое: из советской цивилизации в компьютерную; а по случаю 45-летнего юбилея моей творческой деятельности московский Мэр распорядился наградить меня ноутбуком, за которым я сейчас с прилежанием первоклассницы учусь писать первые электронные тексты. Это и есть мое знакомство с волшебным прибором. Такое занятие внутренне оскорбляет сложившееся за четыре с половиной десятилетия мое представление о писательстве как о священнодействии. Происходит насильственная ломка в душе; и я испытываю от своего предательства Принципа Писательского Священнодействия стыдливое чувство ,сравнимое с юношеским потрясением от потери целомудрия. Я задаюсь вопросом: почему же никто из старых мастеров, кроме меня да нескольких коллег-лауреатов, не страдает от взаимодействия с электронной машиной? И отвечаю на вопрос: потому, что изменились времена, и времена изменили людей. Хочу ли я остаться прежней классической писательницей, аккуратно переписывающей исчерканные черновики за черновиками деревянной ручкой со стальным пёрышком и с душевным содроганием доверяющей компьютерный набор произведений Машинистке либо хочу хоть как-то приспособиться к новому времени и к новому способу письма? Пожалуй, в силу компромиссного характера я и пойду по пути компромисса: буду писать заявления в ЖЭК насчет коммунальных платежей на этой сияющей, но бездушной машине, вторгающейся в тайну моего внутреннего мира, а литературному творчеству предоставлю исконное художественное право священнодействовать...

    Мой старинный приятель Владимир Личутин (автор исторического романа о старообрядчестве) однажды с профессиональной трибуны изрёк думу о массовой графомании, обгаженной (цитирую) компьютерными « мышами»…Живой старо-советский литературный классик Личутин выразил общее мнение профессионалов Старшего Писательского Поколения о компьютерной беллетристике и о компьютерном рифмотворчестве. Это и понятно: за качественный писательский труд платить нам перестали, - графоманы сделали писательское ремесло дармовым. Т.е. произошла подмена духовного хлеба кормовым жмыхом, причем, несведующие массы Пользователей абсолютно не способны заметить разницу между тем и другим.

    Итак, профессиональный писательский труд обесценился в графоманском потоке, сделался дармовым, и старые добросовестные советские классики оказались не у дел, затерялись в графоманском скопище, словно никогда не существовали .От невостребованности многие из нас умерли – почти все: осталась жалкая горсточка. И только лишь огненная советская закалка понуждает еще чудом уцелевших энтузиастов завершать каждому свою миссию, данную от Бога: миссию по воспрепятствованию превращения «подшефного» нам народа в самообольщённых варваров.

    После Великой Отечественной Войны, когда я родилась, школьники изучали такой предмет, как чистописание, или Каллиграфия, которая всегда напоминала мне графическое рисование пером. Для Каллиграфии требовались перьевая ручка и лиловые чернила. До самой старости сохраняется у меня каллиграфический почерк, как в прописях, обретённый вследствие детского изумления перед красотой начертания букв на бумаге. Тогда же в киевском отрочестве сделалась я страстной филокартисткой – коллекционером художественных открыток. Мать подсовывала мне мудрые книги с афоризмами великих людей, я переписывала афоризмы на художественные открытки и раздаривала друзьям. Это увлечение составляло смысл моего детского существования.

    В июне 1967 года судьба занесла меня в Москву к моей дальней родственнице, обитавшей в частном доме на Палихе. Она происходила из той почтенной фамилии Максимовичей, среди которых прославился Жрец Наук, чей образ на Манежной площади украшает центральный фасад здания МГУ. С бабушкой Юлией Казимировной Максимович справила я 5-го августа своё 17-летие, поступила в Литературный институт, когда был там невероятный творческий конкурс : одно студенческое место на 2 тысячи претендентов, закончила тот идеологический в ту советскую пору ВУЗ и после многолетних мытарств поселилась на Филях. Помнится, как впервые посетил мой творческий кабинет на Филях Юрий Кузнецов – звезда русской национальной поэзии, заметил на письменном столе деревянную ручку со стальным пером, лежавшую возле хрустальной чернильницы, и воскликнул: «Я тоже привык писать только такой ручкой!»

    Литературный институт им.Горького при советской власти обучал студентов всех творческих жанров по законам коммунистического времени в духе создания из нас будущей опоры Кремля и делал из нас Литературных Комиссаров, пропагандистов, идеологов, воспитателей многонационального советского народа. Самые ушлые из нас пробирались к вершинам власти, а самые добропорядочные избирали путь народного просветительства. Впрочем, талантливы были и те, и другие, как правило; но талантливость и тех, и других служила различным общественным целям. Об этом я писала в Седьмом Авторском учебнике «Школа Гармонии», в мемуарно-литературоведческой книге «Писательство как миссия», затем в юбилейном 2-хтомнике («Камертон» и «Эпизоды из послевоенной истории советской литературы» - издано в Праге: 2011 и 2012 годы).

    Мои 20 книг хранятся в Ленинской библиотеке и вполне могут поспособствовать любителям литературного творчества в задаче освоения академических основ Писательского Священнодейства.

    Ваш друг Лада В. Одинцова, сентябрь 2013 года